НАПРАВЛЕНИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЛАГОСОСТОЯНИЯ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ

Печать

Опубликовано 17.02.2019 10:53 , Автор: И.И. Пичурин Категория: Организация Села и сельского производства

И.И. Пичурин,

доктор экономических наук, профессор,

Уральский федеральный университет им. Первого Президента России

Б.Н. Ельцина

 

Ключевые слова: сельское население, благосостояние, экспорт продукции, сельская местность, социальная инфраструктура, социальное государство

Keywords: rural population, welfare, product exports, rural areas, social infrastructure, social state

 

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 7) государство обязано создавать условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека. Это значит, что ссылки на рыночные законы, которые якобы сами по себе регулируют развитие и вмешательство государства в рыночный механизм недопустимо противоречат Конституции. Государство может использовать различные механизмы хозяйствования, в том числе и рыночный, но ответственность за благополучие людей лежит на нём, а не на механизме.

В каких направлениях необходимо повышать благосостояние сельского населения?

 Во-первых, это кардинальное повышение доходов. Не на проценты, а в разы.

Во-вторых, это изменение социальных условий (здравоохранение, образование культурное обеспечение, транспортная доступность, газоснабжения, отопление, службы быта).

Жизнь в сельской местности должна стать привлекательной для её обитателей. Это одно из требований Конституции РФ. Начнем с того, что следует сделать для кардинального повышения уровня доходов сельских жителей.

Прежде всего отказаться от экспортной ориентации в производстве продукции сельского хозяйства.

Ещё Адам Смит писал, что экспортировать стоит ту продукцию, в производстве которой издержки страны-экспортера меньше, чем у страны импортера.

В силу целого ряда климатических и географических условий урожайность в России при выращивании зерновых значительно ниже, чем в большинстве стран мира.

Так в 2016 году урожайность пшеницы составила в России 26,8 ц/га, в Германии 78ц/га, в Китае 52ц/га, США 35ц/га, во Франции 80ц/га. И это не какой-то неблагоприятный для России год. Это обычная разница [1].

Каким образом можно, имея самую низкую урожайностьи, следовательно, самые объективно высокие издержки при выращивании зерна, экспортировать его. Ведь кроме низкой урожайности в России очень высокие транспортные издержки из-за огромной протяжённости. Например, если зерно, выращенное в Новосибирской области экспортировать, то до портов, равнокак Дальневосточных, так и Черноморских, приходится на многие тысячи километров перевозить его железнодорожным транспортом.

В России из-за обширности территории и низкой плотности населения транспортные издержки в цене продукта составляет 50 %. Например, транспортные издержки во внешней торговле в 6 раз выше, чем в США. Как же при таких неблагоприятных условиях удается продавать продукцию на мировом рынке?

Оказывается, есть недооцененный ресурс. Это рабочая сила, которая в российском сельском хозяйстве значительно дешевле, чем в других странах.

Начать следует с того, что вообще рабочая сила в России несоизмеримо дешевле, чем в других развитых странах. Об этом писал академик Львов Д. С. ещё в 2005 году. «По данным академика Д.С. Львова, среднестатистический российский работник пока что вынужден производить на одиндоллар часовой заработной платы валового внутреннего больше, чем аналогичный работник в США в 2,7 раза, в Великобритании в 2,8 раза, в Германии в 3,8 раза. За годы реформы реальная заработная плата в России снизилась почти в 2,5 раза, среднедушевой доход в 2 раза. Цифры свидетельствуют: «Такой высокой эксплуатации наемного труда, как в России не знает ни одна развитая экономика мира» [2]. То, что зарплата в России в несколько раз ниже, чем в других развитых странах, не отрицают наши экономические светила. Но они объясняют эту более низкую заработную плату низкой производительностью труда. Это миф, озвучиваемый на самом высоком уровне, в том числе заявлениях В. В. Путина. Цифры, приведённые Львовым Д.С., говорят о доле зарплаты в ВВП, которая не имеет отношения к величине производительности труда, а характеризует распределение вновь созданной стоимости между заработной платой и прибылью.

По статистическим данным за 2017 год доля заработной платы в ВВП России составила 48 %, в то время как валовая прибыль составила 40 %. Проценты рассчитаны автором, а исходные данные взяты из сборника: Россия в цифрах, 2018год, страница 181 [3]. Обычная для развитых стран доля зарплаты в ВВП, по данным бывшего председателя Совета Федерации РФ С.М. Миронова, составляет около 70-80%. Низкая доля зарплаты во вновь созданной стоимости в России объясняется не низкой производительностью труда, а перемещением значительной доли стоимости из зарплаты в прибыль. Происходит это потому, что государство не исполняет свою конституционную обязанность (статья 70 по обеспечению достойной жизни своим гражданам). В других социальных государствах практикуются согласительные отраслевые совещания, где профсоюзы, работодатели и государственные службы совместно определяют уровень зарплаты, стараясь сбалансировать разнонаправленные интересы сторон. В России работодатели сами определяют уровень зарплаты, имея в качестве нижнего ограничителя минимальный размер оплаты труда, установленный государством (МРОТ). Профсоюзы играет пассивную роль, а государство не вмешивается. В итоге степень эксплуатации немыслимая ни в одной развитой стране. Отсюда и количество долларовых миллиардеров, превышающее в разы их количество в других странах. По оценкам журнала «Forbes» Москва стала столицей супербогачей, уступая первое место только Нью-Йорку. Децильный коэффициент, по оценкам Центрального экономико-математического института РАН, достигает 30 раз, в то время как Европейских социальных государствах он составляет 6-8 раз.

Только недопустимо низкой зарплатой российских наемных работников можно объяснить кажущуюся целесообразность экспорта.В работах А. Паршева «Почему Россия не Америка»[4] и Кара-МурзыС.Г.«Советская социализации от Великой Победы до наших дней»[5] и  автора настоящей статьи «Влияние глобализации на  экономическое развитие» [6]убедительно показано, что всилу совершенно особых природно-климатических и географических условий, издержки в России при производстве традиционных продуктов (металлы, машиностроительная и электротехническая продукция) всегда есть и будут выше мировых при любой технологии и общественном строе. И только существенное занижение зарплаты против объективной стоимости воспроизводства рабочей силы позволяет создать иллюзию конкурентоспособности российских товаров на мировом рынке. Любой экспорткроме экспорта особо высокотехнологичных товаров, цена которыхотрывается от издержек в связи с их эксклюзивностью, убыточен для России, если она ставит своей целью обеспечение достойного существования своих граждан.

Тем более убыточен экспорт российской сельскохозяйственной продукции. Здесь следует сказать о нелепом мифе будто бы до революции царская Россия кормила всю Европу.

Во-первых, в балансе потреблении Западной Европы русский хлеб составлял около 5%. Это не похоже на содержание Европы.

Во-вторых, этот экспортныйхлеб буквально вырвали изо рта голодающих крестьян, которые ели хлеб с мякиной, лебедой,сивцом и т. п. Поэтому поводу известный специалист дореволюционного сельского хозяйства писал: «Мы продаём хлеб не от избытка, мы продаем за границу насущный наш хлеб, необходимый для собственного питания. Мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он ещё не доедает [7]. Никогда России не был выгоден экспорт продовольственных товаров потому что в её климате издержки на производство продовольствия всегда выше общемировых. И это касается не только зерновых, но и мясомолочной продукции.

Разве можно сравнить затраты на выращивание скота в России и Франции и, тем более, Аргентине. У нас 8 месяцев в году стойловое содержании скота, а там вольный выпас.

Ранее мы уже показали на цифрах, что доля зарплаты в ВВП в России значительно ниже, чем в других странах. Но ещё ниже её уровень в сельском хозяйстве. По данным Росстата за 2017 год среднемесячная зарплата работников по всем видам экономической деятельности составила 39144 руб., а по сельскому хозяйству 25156 руб.

Если бы государство выполняла свою конституционную обязанность в определении уровня зарплаты работающих, то оно определило бы минимальный размер оплаты труда, обеспечивающий достойный уровень жизни. Причём для этого не требуется находить дополнительные источники доходов. Достаточно уменьшить валовую прибыль ВВП с 40 % до 10-15 % как в других социальных государствах.

Сначала остановимся на размере МРОТ, устанавливаемом государством. В большинстве регионов он в 2018 году составляет 11160 руб. Можно ли считать этот уровень зарплаты для обеспечения достаточной жизни. Конечно нет. Косвенным подтверждением нашего утверждения является уровень МРОТ для жителей города Москвы 18200 руб. Непонятно по каким причинам он установлен для Москвы более чем в полтора раза превышающим размер МРОТ по стране. Но это цифра похожа на необходимую, если учесть,что величина прожиточного минимума для детей, которых взрослые обязаны обеспечивать, в 2017 году составила 9603 руб. Установленный только для Москвы МРОТ обеспечивает возможность взрослому прокормить одного ребёнка.

В сельской местности, по нашему мнению, МРОТ можно было бы установить выше, чем в других отраслях. Кроме увеличения МРОТ необходимо участвовать в определении текущего уровня зарплаты в сельском хозяйстве. Сегодня доля зарплаты в себестоимости сельхозпродукции, по данным профессора, доктора экономических наукТретьякова А.П., составляет всего лишь 10,8 %.Это недопустимо низкая доля зарплаты позволяет иметь низкие закупочные цены на внутреннем рынке, дающие основаниесчитать продажу зерна на экспорт выгодный.

Действительно, при внутренней цене реализации производителями в 2016 году 9500 руб. т,цена на экспорт составила 11100 руб. т. Как же при самой низкой урожайности по сравнению с другими странами, о чём свидетельствует раннее проведенные цифры, российские производители без дотаций со стороны государства умудряются иметь низкие издержки? Только за счёт низкой зарплаты. Кстати, дотации сельскому хозяйству в других социальных государствах составили огромную величину. Там в Канаде, по климату, приближающемуся к нашему Краснодарскому краю, дотации из бюджета составляет 97, 6% фермерской цены. В целом по ЕЭС дотации на поддержание цен и доходов составляет около половины затрат населения на продукты питания. Почему они это делают? Потому что чисто рыночный механизм не позволяет мелким товаропроизводителям противостоять гигантским корпорациям, занятым покупкой и переработкой сельхозпродукции. Без поддержки сельского хозяйства эти мелкие производители-фермеры разорились бы. Это у нас Гайдар и его продолжатели считают сельское хозяйство «черной дырой», а там рассматривают его «как важную часть национального потенциала».

Даже США, с их благословенным климатом и блестяще развитой сельскохозяйственной инфраструктурой, вынуждены оказывать помощь сельхозпроизводителям в размере 28000 долларов в год на одного занятого.

А что делает наше государство для сельского хозяйства. В 2017 году Министерство сельского хозяйства РФ при великолепном урожае отказалось производить закупочную зерновую интервенцию, которая призвана была убрать с рынка излишки зерна. Цена зерна обрушилась ниже себестоимости. Себестоимость и так занижена благодаря неподобающее низкой зарплате. Так государство обрушила цену еще ниже этой себестоимости. Об этом еще факты сообщает журнал «Эксперт» в статье опубликованной в май 2018 года [8]. При себестоимости зерна в Новосибирской области 7-8 руб., за килограмм производители вынуждены были продавать зерно по 4-5 руб. за 1 кг. Великолепный урожай обернулся для производителей разорением, как это  бывало в 20-30 годы прошлого века на Западе, пока государство не научилось вмешиваться в этот процесс нерыночными методами.

Наше, так называемое социальное государство, в данном случае, повело себя как самый бессовестный перекупщик, воспользовавшись безвыходным положением товаропроизводителей и превратив для них великолепный урожай в бедствие. Продолжать экспортную ориентацию сельского хозяйства -это значит законсервировать недостойно низкий уровень зарплаты его работникам и поставку низкокачественный зерна на внутренний рынок. Переориентация производства продуктов питания на внутренний рынок при одновременном оказании дотации хотя бы на уровне европейских стран (хотя, учитывая неблагоприятные для сельского хозяйства России, следовалобы дотации сделать выше), позволила бы существенно повысить зарплату сельского населения и улучшить качество продуктов питания.

Конкуренция с другими странами на мировом рынке продуктов питания невозможна при достойной оплате труда сельхозпроизводителей.Этого сегодня не понимает Правительство России. Продолжая традицию Гайдара пренебрежения интересами сельского хозяйства, именуемого «черной дырой», оно не только не оказывает ему поддержки, которую уже десятилетиями оказывают другие страны своим сельхозпроизводителям, не развивает сельскохозяйственные инфраструктуру, но и позволяет себе грабёж как в 2017 году. Бывший министр сельского хозяйства РФ Ткачев, обещавший кормить народы мира российскими продуктами питания, может быть не понимал, что его намерения означают продажу за бесценок низко оплачиваемого труда своих соотечественников.Отказ от экспортной ориентации сельхозпроизводстване следует понимать, как немедленное прекращение экспорта за рубеж. Речь идёт о постепенном планомерном переходе на обеспечение исключительно внутреннего рынка на основе роста зарплаты сельского населения и дотаций сельского хозяйства. Десятки миллионов тонн зерна, продаваемые сегодня на экспорт, могут пойти на внутренний рынок, создавая основу для роста отечественного животноводства и птицеводства. Кроме роста зарплаты в общественном производстве, огромным резервом для увеличения доходов должно стать возвращение подсобного приусадебного производства, которое в дохрущёвские времена давало до 2/3 продукции животноводства. Отказавшись от экспорта зерновых можно:

во-первых, всё высокосортное зерно, продаваемая сейчас за границу, направить на производство высококачественной муки для населения, на недостаток, которой жалуются производители хлебобулочных изделий;

во-вторых, резко повысить количество кормов, направив на это низкосортное зерно, используемое в настоящее время для питания российского населения, с одновременным снижением цены кормов. Эти, на первый взгляд,дополнительные расходы государства обернуться ростом вовлечение в трудовую деятельность десятков миллионов людей, способных, желающих и умеющих выращивать скот и птицу в домашних условиях.

Кроме увеличения обеспеченности страны продуктами питания, выращивание скота и птицы в домашних условиях приведет к повышению их качества. Сегодня многие специалисты приходят к выводу о том, что индустриальные методы производства скота и птицы приводят нарядусо снижением издержек к снижению качества этих продуктов питания. Потребители инстинктивно это осозналии готовы за домашнюю курицу платить значительно дороже, чем за выращенную на птицефабрике.

Конечно, возврат к приусадебному производству невозможен без организации кооперативов по снабжению и сбыту. Государство должно оказывать помощь в их создании. Во всех европейских социальных государствах сельхозкооперативы успешно функционируют. В Австрии, к примеру, через них реализуются до 90 % сельхозпродукции — это будет реальная помощь малому бизнесу, о необходимости которой так много говорят либеральные экономисты.

Еще одним очень важным результатом отказа от экспорта сельскохозяйственной продукции будет повышение уровня продовольственной безопасности страны, в том числе создание условий для увеличения государственных резервов на случай резкого снижения годовых урожаев зерна. Последние годы были исключительно благоприятными, но нельзя забывать, что значительная часть наших сельхозугодий находится в зоне рискованного земледелия, что с 2000 по 2010 год валовый сбор зерна колебался в диапазоне от 65,4 до 61млн т. А климатические катаклизмы планетарного масштаба в последнем десятилетии повышают степень риска. История России, к сожалению, знает случаи 2-3 летних неурожаев. Так благополучное царствование Бориса Годунова закончилось трагедией из-за трёхлетнего неурожая, ставшего предтечей смутного времени. Поэтому размер резервного фонда должен учитывать самый худшие сценарии, даже если они маловероятны. Мы уже отмечали в начале статьи, чтоблагосостояние включает не только уровень доходов, но и социальные условия. В этом отношении у нас в селе дело обстоит катастрофически неблагоприятно.

И в советское время социальные условия на селе были значительно хуже городских, и все социологи считали, что даже вполне достойный в то время уровень доходов не в состоянии был удержать молодежь от желания покинуть деревню.

За послереформенныегоды не только резко сократились доходы, но и социальные условия стали неприемлемыми для достойного проживания.

Начнём со здравоохранения. Под флагом экономической оптимизации повсеместно стали закрывать медицинские учреждения в деревнях и малых поселках. Социальная обязанность, обеспечить доступность медицинской помощи, была проигнорирована. Дело доходило до того, что роженицам приходилось добираться до роддома на поездах дальнего следования за сотни километров. Сейчас, правда, вспомнили, что есть такое понятие как доступность медицинской помощи и появилась программа создания фельдшерско-акушерских пунктов. А что 10 лет назад, когда их закрывали, не было ясно, что не экономические соображения, а социальная ответственность должна стоять на первом месте?

В нашей стране, с достаточно удалёнными друг от друга поселениями, с недостаточно развитой дорожной сетью в сельской местности, с зимними заносами, забыть о таком понятии как доступность медицинской помощи могли только люди, забывшие о социальной ответственности государства перед народом, которая важнее экономических расчётов. Не только в деревнях, но и в небольших городах и поселках закрывались больницы и поликлиники, ссылаясь на их недостаточную посещаемость, чтобы они были экономические обоснованы.

Под лозунгом той же оптимизации оказались закрытыми многие школы в сельской местности.Доступность образования предполагалось обеспечить школьными автобусами. Здесь обнаруживается тоже непонимание со стороны управляющих структур особенностей сельской местности. Ни сами школы, ни муниципальные власти, оказались неспособными содержать и обслуживать достаточный парк автобусов, чтобы обеспечивать стабильное с требуемой точностью по времени сообщение. Состояние сельских дорог и снежные заносы привели к тому, что во многих случаях малолетние дети оказались вынуждены добираться до школ пешком в грязь и в морозы. Даже во время Великой Отечественной войны начальные школы были в каждой деревне.

Обеспечение доступного медицинского обслуживания и образования — это вопрос не только социальной ответственности государства перед своим народомв настоящем, нои вопрос обеспечения будущего страны. Если мы посмотрим биографии наших выдающихся ученых, конструкторов, деятелей культуры, то оказывается, что многие из них имеют сельское происхождение. Величайшая заслуга Советской власти заключается в том, что она обеспечила им доступ к высшему образованию. Сейчас, доля студентов из деревни ничтожно мала.Формально они имеют равное право для поступления в вузы, но фактически из-за более низкого качества сельского обучения,да и материального обеспечения,они этим правом воспользоваться не в состоянии. Тем самым страна лишает себя возможности использования огромного количества талантливых людей, которые возможно будут способны определять её будущее.

Остальные составляющие социальной инфраструктуры, такие как учреждения культуры, служба быта, дороги, связь газои теплоснабжение ив советское время значительно отставала от городского уровня А сейчас, 25 лет спустя, тем более требуют себе внимание государства. Жизнь в деревне, имеющая бесспорные преимущество перед городской в виде чистого воздуха и воды, близости в природе, имеет серьёзные недостатки в виде меньшей комфортабельности. И социальное государство в обязанности которого входит обеспечение достойной жизни своих граждан, должна в том числе создать комфортные условия проживания сельскому населению. 

Источники

  1. Сельское хозяйство, охота, лесоводство в России, 2017. Статистический сборник. Росстат-М, 2017, 462 с.
  2. Вдовин А.  Время и мы / А. Вдовин. Наш современник, 2008. № 9. С. 155-163.
  3. Россия в цифрах. 2018: Крат.стат.сб./Росстат- M., 2018.  522 с.
  4. Паршев А. Почему Россия не Америка? / А. Паршев. М.: Крымский мост, 2000.
  5. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация: От Великой победы до наших дней / С.Г. Кара-Мурза. М.: Изд-во ЭКСМО, изд-во Алгоритм, 2004. 768 с.
  6. Пичурин  И. И. Влияние  глобализации на экономическое развитие. Монография / И.И. Пичурин. Екатеринбург: Изд-во УМЦ УПИ, 2017. 110 с. 
  7. Энгельгардт А.Н.Из деревни. 12 писем: 1872-1887 / А.Н Энгельгардт. СПб: Наука, 1999.
  8. Берт Корк. Тяжело тащить плуг в нашу эпоху // Эксперт № 9 (2075). 21 мая 2018.

References

1. Agriculture, hunting, forestry in Russia, 2017. Statistical collection.Rosstat-M, 2017, 462 p.

2. Vdovin A. Time and we / A. Vdovin. Our contemporary, 2008.No. 9. S. 155-163.
3. Russia in numbers. 2018: Short Stats. / Rosstat- M., 2018. 522 p.

4. Parshev A. Why Russia is not America? / A. Parshev. M .: Krymsky Bridge, 2000.
5. Kara-Murza S.G. Soviet civilization: From the Great Victory to our days / S.G. Kara-Murza. M .: Publishing House EKSMO, Publishing House Algorithm, 2004. 768 p.

6. Pichurin I. I. The impact of globalization on economic development.Monograph / I.I. Pichurin.Ekaterinburg: Publishing House of the UTI Training Center, 2017. 110 p.

7. Engelhardt A.N. From the village. 12 letters: 1872-1887 / A.N. Engelhardt. St. Petersburg: Science, 1999.

8. Bert Cork. It is difficult to drag the plow into our era // Expert No. 9 (2075). May 21, 2018.

Контактная информация:

Пичурин Игорь Ильич, доктор экономических наук, профессор

Уральскогофедерального университет им. Первого Президента России

Б.Н. Ельцина. 620000, Екатеринбург, ул. Ленина, 51.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра." target="_blank">Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

 

Contact Information:

Igor I. Pichurin, Doctor of Economics, ProfessorUral Federal University. First President of Russia B.N. Yeltsin.620000, Yekaterinburg, Lenin St., 51.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

ПичуринИ.И. Направления повышения благосостояния сельского населения России (с.  ).

Отмечается, чтозапослереформенныегоды не только резко сократились доходы, но и социальные условия стали неприемлемыми для достойного проживания. Под лозунгом той же оптимизации оказались закрытыми многие школы в сельской местности.Доступность образования предполагалось обеспечить школьными автобусами.Здесь обнаруживается тоже непонимание со стороны управляющих структур особенностей сельской местности. Под флагом экономической оптимизации повсеместно стали закрывать медицинские учреждения в деревнях и малых поселках. Социальная обязанность, обеспечить доступность медицинской помощи, была проигнорирована. Дело доходило до того, что роженицам приходилось добираться до роддома на поездах дальнего следования за сотни километров. Автор констатирует, что наконец-то вспомнили, что есть такое понятие как доступность медицинской помощи и появилась программа создания фельдшерско-акушерских пунктов.

 

Pichurin I.I. Directions of improving the welfare of the rural population of Russia (p.).

It is noted that in the post-reform years not only incomes have sharply decreased, but also social conditions have become unacceptable for decent living. Under the slogan of the same optimization, many schools in rural areas were closed. Accessibility of education was supposed to provide school buses. Here the same misunderstanding is revealed on the part of the governing structures of the characteristics of the countryside. It came to the fact that women in labor had to get to the maternity hospital on long-distance trains hundreds of kilometers away. The author states that they finally remembered that there is such a thing as the availability of medical care and a program has been created to create obstetric points.